«Прочь сантименты! Тихон остаётся!» — Домовой приступил к работе (Глава 4)

Вечерело. Оставшись в одиночестве, я решил воспользоваться гостеприимством хозяйки и завалился на мягкую постельку. Конфеты и печенье пришлись как нельзя кстати на ужин. Я уплетал их за обе щёки и запивал молоком, размышляя о том, как славно мы тут заживём. С хозяйкой будем дружно управляться по дому, а с хозяином чинить разные неисправности. Всё будет в мире и согласии.

Когда трапеза была закончена, я вспомнил про свои пожитки. Ведь они так и остались в маленькой комнате. Заглянув туда, я увидел, что в ней ничего не изменилось. Только коробок стало чуть больше. Видимо здесь хозяева не намерены были пока обустраиваться.

— Они в этой комнате кладовку решили устроить что ли? — бормотал я себе под нос, — А-а-а вот они мои сапожки и чемоданчик. Лежат себе спокойненько на месте в целости и сохранности. Так-так-так-так-т-а-а-а-к, надо хорошенько спрятать их от людских глаз, чтоб соблазна не было чужие вещи брать, — я подтащил две коробки и соорудил себе хранилище, — Ну вот, теперь можно и поработать!

Наконец-то я приступил к своим прямым обязанностям и отправился домовничать. В гостиной на подоконнике стояли горшочки с фиалками.

— Ну кто ж ставит фиалки под палящее солнце?! Шуточное ли дело, май на дворе! Завтра такой солнцепёк будет. Стресс для растений хотите устроить? Надо переместить их. Во-о-о-т так-то лучше, — приговаривал я, двигая горшки, — Это же нежные создания, им особый уход нужен.

Ваза, которая послужила мне убежищем, тоже была на этом подоконнике. Мне показалось, что она лучше будет смотреться на обеденном столе и переставил её туда.

— Красота! Да и безопаснее так, надёжнее. А то кто-нибудь смахнёт её нечаянно, разлетится на кусочки. Потом слёзы, переживания, валерьянка. Не люблю я этого. Так-так-так-так-т-а-а-а-к, мешок в углу. С мусором, наверное. Непорядок! Надо намекнуть, чтобы убрали.

Я принялся вынимать из мешка и раскидывать какие-то тряпки, бумагу, верёвки, картонки.
— Во-о-о-т, теперь сразу видно, что хлам убрать нужно. Хозяйка поставила мешок в уголок, его и не видно там совсем. Вот и запамятовала выкинуть. Но ничего-ничего, теперь я во всём помогать буду. Ничего не забудете! А это что за бумажка?

Я поднял с пола прямоугольную картонку.
— Сертификат в косметический салон, — прочитал я на ней, — Билет в космос что ли? Серьёзные видать ребята. Спрячу пока. Потом разберёмся, кто куда собрался.

Удивлённый находкой, я решил рассмотреть фотографии, которые хозяйка расставила по квартире. Может они подскажут что-нибудь о новых жильцах. Вот свадебная фотография. Вот пара вместе на море. Вот маленькая девочка, похожая на хозяйку, с огромным букетом ромашек. Вот она уже постарше с белыми бантами и в школьной форме. Вот мальчик…

Тут меня словно кипятком ошпарили. С фотографии мне улыбался малыш, которого родители увезли учиться в большой город. Да это был он, я не мог ошибиться! Ребёнок из квартиры номер 16, в которой жили мои предки и я — Тихон — домовой в четвёртом поколении. Так вот почему голос хозяина мне показался таким знакомым.

Я растрогался, взял фотографию и долго ещё смотрел на неё, вспоминая былые времена. В моей голове не укладывалось, как судьба вновь свела нас? С одной стороны меня переполняло чувство неимоверного счастья и радости быть рядом с родным человеком, а с другой — ответственности и тревоги за его благополучие.

Я смахнул со щеки навернувшуюся слезу.
— Прочь сантименты! Тихон остаётся!

Text.ru - 100.00%


Яндекс.Маркет

«Пожалуй, уживёмся!» — решил Домовой (Глава 3)