«Пожалуй, уживёмся!» — решил Домовой (Глава 3)

Утром приехали грузчики и заставили квартиру коробками, мебелью и ящиками. Мне пришлось сильно потрудиться, чтобы они не заняли мой угол.

Я сваливал вещи, загораживая им дорогу. Шумел и пугал страшными звуками. Бил палкой по батарее. Мои шалости увенчались успехом. Грузчики отвлекались и не проходили дальше гостиной.

— Какие неспокойные соседи! — воскликнул один из них, когда я играл палкой по батарее. — Так шумят, что вещи падают. Наверное, дети маленькие сверху балуются. Не завидую я здешним жильцам, — продолжал он, запрокинув голову к потолку.
— Ой, посмотрите на него! Не завидует он. Ещё как завидовать нужно. Такое счастье хозяевам привалило, век благодарными будут! А ты, болтун получай! — возмутился я и подложил палку под ноги разговорчивому грузчику. Тот споткнулся и, ругаясь, выскочил из квартиры.

Вскоре суета закончилась. Я уселся на коробку посреди комнаты и посмотрел вокруг. Чем дольше я созерцал этот бардак, тем сильнее мне хотелось плакать. О-хо-хо, сколько ж я буду здесь порядок наводить? Почему люди такие неряхи? Составили бы свои ящики аккура-а-а-тненько. Нет, надо устроить свалку! Не уютно мне, не по-домашнему, не по-нашему, не по-тихоновски!

Так я рассуждал, а тем временем в замочной скважине раздался щелчок. Это была хозяйка.
— Наверное, еще пару мешков приволокла? А то мне этих мало, — подумал я и нырнул в коробку.
В ней было темно и лежала какая-то посуда. Я ничего не мог видеть. Оставалось только слушать, и я превратился в одно большое ухо.

Мне чудилось, что женщина что-то двигает, шуршит бумагой, льёт воду, гремит стеклянными предметами. Я совсем разнервничался. Сейчас она еще больше захламит квартиру! Мое терпение было на пределе. Когда же все это закончится? Дайте домовому глоток свежего воздуха!

Вдруг раздался звук приближающихся шагов.
— Ну вот, дошло время и до кухни, — пронеслось у меня над головой. Женщина взяла коробку со мной и куда-то понесла.
— Так-так-так-так-т-а-а-а-к, сейчас меня будут распаковывать. Что же делать? Она меня увидит. Не принято так с домовыми встречаться. Думай, Тихон, думай! — нервно кусал я кулаки и искал впотьмах спасение.

Нащупав рядом с собой какой-то предмет, по форме напоминающий вазу, я юркнул в него. Коробка открылась, меня ослепил свет, и вместе с вазой я полетел в неизвестном направлении.

— Куда же тебя поставить? А, вот подходящее место, — сказала хозяйка и опустила сосуд.
— Это она мне? — удивился я, — Как она узнала? Я же ещё не давал о себе знать. Ну раз такие пироги, надо представиться. Невежливо молчать барышне в ответ.

Я вскарабкался наверх и медленно стал высовываться из своего укрытия. Моему восхищению не было предела. В квартире все блестело чистотой. На подоконниках красовались цветочки, на окнах занавесочки, на стенах картинки и фотографии. На кухне посуда стояла ровно в ряд и… Силы небесные! Тарелочка с печеньем и конфетами! Чашечка с молоком! Постелька! Не ожидал, не ожидал я такого тёплого приема.

Я целиком выбрался из вазы.
— Сударыня, разрешите представиться? Тихон, — расплылся я от удовольствия и замер в поклоне.

Не дождавшись ответа, я поднял голову и увидел, что стою на кухне один. Пленённый порядком и уютом квартиры, я даже не заметил, как хозяйка ушла.

— Пожалуй, уживёмся! — решил я, — Только кое-что я бы переставил…

Text.ru - 100.00%


Яндекс.Маркет

«Вы ещё сами не знаете, какое счастье вам привалило» — думал Домовой, ища угол для ночлега (Глава 2)